Монастыри Георгиевской епархии

Краткая история

Воскресенского Мамай-Маджарского

мужского монастыря

Монастыри на Руси исстари были хранителями христианского благочестия и разнообразных знаний как в области религии и мировой культуры, так и в области ремёсел и ведения крестьянского хозяйства. В образованной в 1842 году на территории Предкавказья Кавказской епархии монастыри также являлись миссионерскими духовными центрами Православия. К ним тянулись души благочестивых верующих всех сословий и национальностей, населявших эти места. А от них вместе с духовенством, монашествующими и простыми мирянами расходилась на многие десятки и сотни вёрст по всей округе благая весть о Христе Воскресшем.

История Воскресенского Мамай-Маджарского мужского общежительного монастыря берёт своё начало в последней четверти XIX века. Ставропольская губерния на тот момент еще не имела ни одной иноческой обители. Епископ Кавказский и Екатеринодарский Герман (Осецкий), занимавший Кавказскую кафедру с 24 июня 1872 г. по 16 февраля 1886 г., большое внимание уделял миссионерской деятельности и, в частности,  распространению христианства среди иноверцев - татар и калмыков, проживавших в восточной части епархии. Поэтому посланный владыкой Германом для поиска места под будущий миссионерский монастырь иеромонах Архиерейского Кавказского Дома о. Рувим направился весной 1879 года к границам земель кочующих народов на востоке Ставропольской губернии. Осмотрев район древнего городища Маджары и ветхую часовню, отец Рувим изложил епископу Герману следующие свои соображения:

«Учреждение православного монастыря у древних Мамайских Маджар на месте, освящённом кровью благородного князя-мученика…, послужило бы одним из лучших средств к упрочению и распространению православной веры… в окрестностях и соседних степях, обитаемых инородцами и иноверцами».

Первоначально монастырь планировалось учредить в память о чудесном избавлении императора Александра II от гибели при покушении на него народовольцев во главе с Софьей Перовской 2 апреля 1879 года. Поэтому на донесении отца Рувима епископ Герман сделал приписку:

«Если Господь поможет осуществить намерение, то устрояемый монастырь посвятить во славу Живоносного Воскресенья Христова, да будет он в память грядущим временам о дивном спасении Царя нашего от руки злодея».

Однако новое покушение на Государя народовольцев 1 марта 1881 г. окончилось его гибелью, поэтому было решено устраивать монастырь уже в память императора-мученика. Одновременно монастырь созидался и в честь святого благоверного великого князя Михаила Ярославича Тверского (в иночестве Матфея), убитого в Золотой Орде племянником великого князя Георгием (Юрием) Московским в 1318 (1319) году. В Софийской первой летописи, повествующей о событиях на Руси 852 – 1418 гг., сохранились сведения, что тело великого князя Михаила Тверского при перевезении его в Москву для погребения двое суток находилось в Маджарах. При этом были отмечены несколько чудесных событий. В первую ночь русичи и татары, сопровождавшие тело князя (намеренно оставленное под открытым небом на растерзание многочисленным степным хищникам, которые однако даже не приблизились к нему), видели над ним два сходящихся и расходящихся светлых облака. Днём над телом стояла необыкновенная радуга, а на вторую ночь, уже в караван-сарае Маджар, над телом стоял светящийся столп. Позже на этом месте в Маджарах была возведён православный храм.

Указом Кавказской духовной консистории № 129 от 29 сентября 1879 года монастырь был основан в урочище Мамайские Маджары на земле заштатного города Святой Крест (сегодня - г. Будённовск). По этому же Указу он наделялся земельным участком в 50 десятин, которые были пожертвованы армянским обществом города Святой Крест. Существовал документ от 10 июня 1879 г. № 405, подписанный старостами г. Святой Крест Кахачевым и Арзимановым, в котором, между прочим, написано:

«С живой радостью принимаем мы близко к сердцу весть о том, что на землю эту выпал жребий воздвигнуть православный монастырь... Дабы дать возможность осуществить на деле благое намерение Преосвященного Германа ... городское общество постановляет: отвести под устройство монастыря 50 дес. земли, где существуют развалины Мамайского города Маджары, и землю эту отдать в полную неотъемлемую собственность его».

Со своей стороны жители соседних русских селений обещали содействие к учреждению обители и деньгами, и трудами, и некоторые лица уже стали предлагать принять от них жертву в пользу обители. Архиерей поручил о. Рувиму немедленно собирать средства и начать хлопотать об отчуждении жителями города обещанного участка земли. Однако из-за претензий отдельных горожан участок был окончательно закреплён в пользование монастыря лишь 21 января 1885 года.

С 1881 года обитель в исторических документах уже именуется полным своим названием: Воскресенский Мамай-Маджарский мужской общежительный монастырь.

В обустройстве первого в Ставропольской губернии мужского монастыря приняло участие Ставропольское братство святого апостола Андрея Первозванного. Обер-прокурор Святейшего Синода в своём отчёте за 1882 год сообщал:

«братство ... снабдило в отчетном году книгами и брошюрами религиозно-нравственного содержания (до 400 экз.) устрояемый близ заштатного города Св. Креста и около развалин татарского города Мамайские Маджары Воскресенский монастырь».

Должность строителя монастыря с апреля 1879 по апрель 1882 года исполнял иеромонах Рувим. На месте упомянутого древнего Маджарского храма на левом берегу реки Кумы им за три года были возведены первые монастырские строения и первый храм - небольшой молитвенный дом во имя Воскресения Христова. Храм обители отличался суровой простотой: он был сложен из необожженного кирпича (самана) и покрыт камышом. Отец Рувим воспользовался обрывистым берегом реки, к которому были пристроены три стены храма. Воскресенский  храм имел 5 метров в длину и столько же в ширину. Не позднее 1903 года ввиду своей ветхости этот храм был упразднён.

В связи с болезнью и смертью о. Рувима строителем монастыря в 1882 г. стал иеромонах Конон (в миру Кирилл Гумедов). Иеромонах Конон происходил из государственных крестьян Ставропольской губернии, но в 24 года избрал иноческий путь. Выйдя из крестьянского общества, он в 1854 г. уехал из дома и поступил на испытание в Успенскую Святогорскую пустынь. В 1860 году он возвратился в Кавказскую епархию и был определён в Екатерино-Лебяжскую Николаевскую общежительную пустынь. Хорошо зарекомендовав себя там, послушник Кирилл 20 декабря 1863 года был пострижен в монашество. А в 1882 г. отцу Конону, уже иеромонаху, было «поручено заведование новоучрежденным Воскресенским монастырем и [он] назначен строителем этого монастыря».

Известно, что в мае 1882 года монастырь был снабжён Святым Антиминсом, а уже 8 июля 1882 года Маджарские развалины впервые огласились церковно-православным пением и богослужением. С открытием в монастыре богослужений стал увеличиваться приток богомольцев, возросло число насельников, умножились пожертвования. Уже через два года зарождавшаяся обитель имела не только самое необходимое для своего открытия, но и некоторые средства для дальнейшего устроения и обеспечения монашеской жизни. Денежные сборы и доходы от использования выделенных и подаренных монастырю земель обеспечили стабильное поступление денежных средств. На эти деньги был построен небольшой деревянный храм в честь святого благоверного великого князя Михаила Тверского с приделом во имя святой княгини Ольги (колокольни при нём не имелось - колокола были подвешены на каменных столбах). И ещё осталось свыше 6 000 рублей.

Всё это убедило епископа Германа, что начатое им дело при помощи Божией будет возрастать. 27 июня 1884 года Правящий архиерей направил в Святейший Правительствующий Синод рапорт «об учреждении общежительного мужского монастыря во славу Живоносного Воскресения Христова и об укреплении за сим монастырем земли». 20 декабря 1884 года состоялось решение Синода, благославляющее «учредить общежительный монастырь в Ставропольской губернии Новогригорьевского уезда, в урочище Мамайские Маджары с наименованием его Воскресенским, и с тем, чтобы монастырь имел такое число братии, какое обитель может содержать на свои средства».

В 1885 году на частные пожертвования монастырем была построена кирпичная церковь во имя святого благоверного князя Михаила Тверского. Высокопреосвященный Савва, архиепископ Тверской и Кашинский, прислал в дар монастырю икону святого благоверного князя Михаила Ярославича Тверского Чудотворца, акафист ему и сказания о жизни и убиении святого. В начале ХХ века в связи с устроением в соборе придельного престола в честь св. Михаила храм предполагалось переименовать в Воскресенский.

Особенно примечательным для здешних степных мест был монастырский Спасо-Преображенский собор, строившийся двенадцать лет. В июле 1888 года, ещё при жизни настоятеля монастыря иеромонаха Конона, было принято решение построить новый храм в честь Преображения  Господня на смену обветшалому саманному Воскресенскому храму. В 1890 году Ставропольская духовная консистория представила в строительное отделение губернского правления проект Собора, предполагаемого к строительству при монастыре. Проект храма, «представляющий собой смесь византийского и готического стилей», общей стоимостью с иконостасом и всеми храмовыми принадлежностями свыше 200000 рублей серебром, был выполнен известным ставропольским архитектором Н. Марченко. Храм был тёплым за счет установки двух печей-калориферов системы Креля. Стройка велась под наблюдением ставропольского губернского инженера Федора Кнорре. В 1894 году техническая часть строительства была завершена уже под руководством настоятеля монастыря иеромонаха Иннокентия. Окончательно каменный соборный храм был завершён в 1899 году в бытность настоятелем монастыря иеромонаха Геннадия.

1 марта 1900 года, по личному распоряжению Ставропольского губернатора Николая Никифораки, храм был осмотрен губернским архитектором Григорием Кусковым, который составил его описание и признал строительство полностью завершённым. Кусков увидел, что храм:

«сложен из жжёного кирпича пополам с камнем-ракушечником, высотой в 60 аршин. Внутри храм производит чрезвычайно приятное впечатление своей законченностью и соразмерностью всех частей, обилием света, отсутствием каких-либо заграждений в форме пилонов, препятствующих молящимся видеть алтарную часть. Арки и колонны, на которых покоится главный купол весом 21750 пудов, легки и эффектны. Размеры храма от западных врат до восточной алтарной стены 44 аршин, от южных дверей до северных – 34. Кроме того, немало места для молящихся на хорах, которые представляют ту особенность, что устроены они не в трапезной части, а расположены при основании главного купола, почти на одном уровне с высотой иконостаса. С хоров хорошо виден весь алтарь, а из окон открывается чудесный вид на окрестности».

Достопримечательностью храма был иконостас, изготовленный ставропольским мастером Иваном Демьяновым. Троечастный и пятиярусный, почти сплошь покрытый червонным золотом, он был оформлен крупной рельефной резьбой, с изящными колоннами. Идущий ломаной линией иконостас включал 81 застекленную икону, которые были заключены в вызолоченные рамы. Также были вызолочены многочисленные люстры храма, заклиросные киоты, лампады, подсвечники. Иконостас имел в высоту 20, а в ширину – 25 метров.

Величественный трёхпрестольный каменный храм монастыря был торжественно освящён во имя Преображения Господня епископом Ставропольским и Екатеринодарским Агафодором (Преображенским) 23 апреля 1900 года в присутствии губернатора Николая Егоровича Никифораки и невиданного для этих количества богомольцев (не менее 15-20 тысяч). В известных составителям очерка исторических документах сведения о третьем престоле храма отсутствуют, однако Преображенский собор упоминается именно как трёхпрестольный.

В заклиросном киоте собора важное место занимала икона Господа Вседержителя в прекрасной серебряной с позолотой ризе. А в правом приделе Преображенского собора находилась икона святого благоверного князя Михаила Тверского с частицей его мощей, привлекавшая в обитель массу богомольцев со всей России. Икона была принесена из Твери заботами Преосвященного епископа Ставропольского и Екатеринодарского Владимира (Петрова), занимавшего кафедру в период с 8 апреля 1886 г. по 25 ноября 1889 г. В книге, посвященной жизни Михаила Тверского, рассказывается история принесения иконы в Ставропольскую епархию:

«В мае 1887 года, возвращаясь из Петербурга, наш Преосвященный Архипастырь нарочно заехал в Тверь и лично просил Архиепископа Тверского Савву доставить ему для означенного монастыря икону благоверного великого князя Михаила Тверского с частицею при ней св. мощей его.

Затем 2 сент. 1887 года просил его о том же официальным письмом, на которое получил 20-го того же месяца след. ответ: - «На оффициальное отношение Вашего Преосвященства от 2 текущего сентября относительно иконы св. благоверного князя Михаила Тверского с частицею при ней св. мощей угодника предварительно ответствую частным письмом. Получив означенное отношение, я не замедлил приступить к распоряжениям для исполнения Вашего благочестивого желания. К счастью, не встретилось особенных затруднений относительно частиц св. мощей благоверного князя. В кафедральной ризнице оказалась часть сих мощей, с давнего времени хранившаяся в особом ковчежце. Теперь дело только за написанием иконы, и она заказана уже соборным старостой иконописцу. Когда икона будет готова, я не замедлю распорядиться доставлением её Вашему Преосвященству».

18 декабря того же года Преосвященный Владимир получил от Архиепископа Тверского новое письмо след. содержания: «Братия Тверского Кафедрального собора с соборным старостой, вследствие почтенного письма Вашего от 2 минувшего сентября, отправили, по моему распоряжению, на имя Вашего Преосвященства икону св. благоверного князя Михаила Ярославича Тверского с вложенною в неё частицею св. мощей его. Да будет сия святыня залогом взаимного общения Тверской паствы с паствою Ставропольскою!»

Священная радость, глубокие чувства благодарения Господу-Богу за благодатное устроение святого дела и задушевная благодарность братии Тверского собора со старостой за благочестивое пожертвование особенно горячо выражены Архипастырем Ставропольским в письме к этой братии. «Благословен Господ, в Троице славимый, тако сие устроивший! восклицает Архипастырь. – Благодарю Господа, внушившего мне дерзновенную мысль просить благостнейшего Архипастыря Тверского о таком великом, святом и священном пожертвовании для новой, убогой обители Воскресенской. – Благодарю Господа оправдавшего мою надежду на святительскую доброту, давно и добре мне ведомую, Преосвященнейшего Владыки Вашего. Благодарю Господа вложившего в сердца братии Тверского Кафедрального собора с досточтимым старостой не только просимое послушание гласу распорядительному своего Архипастыря, но и собственное усердие, при явившемся непредвиденном удобстве к исполнению нашего желания и прошения. – Да будет, скажу словами Вашего глубокочтимого Архипастыря, – да будет сия святыня залогом взаимного общения Тверской паствы с паствою Ставропольской. – Имена же Архиепископа Саввы, протоиереев Григория и Иоанна и раба Божия Никиты, по моему распоряжению, будут записаны в обители Воскресенской в вечную благодарную, молитвенную память».

Первоначально икона хранилась в Ставрополе, в архиерейской домовой Сергиево-Германовской церкви, в специально изготовленном для неё вызолоченном киоте. Перенесение иконы в Воскресенский монастырь было приурочено к празднованию 900-летия Крещения Руси. В июле 1888 года святыня была торжественно доставлена в монастырь Крестным ходом, длившимся полтора месяца. А Указом Святейшего Синода от 26 мая 1889 года было разрешено ежегодное перенесение высокочтимой иконы святого благоверного великого князя Михаила Тверского крестным ходом в апреле из монастыря в Ставрополь и возвращении её в августе назад.

«Ставропольские епархиальные ведомости» за 1891 год в разделе хроники сообщали:

«Минувший август месяц… представляет целый ряд праздников… Преосвященнейший Евгений, Архипастырь Ставропольский, с обычной ему неутомимостью, совершал положенные богослужения… 16 августа Архиерейское служение было совершено в Спасской (рядской) церкви, приписной к Кафедральному собору. На этот раз торжество храмового праздника увеличивалось пребыванием в этой церкви особо чтимой горожанами иконы святого благоверного князя Михаила Тверскаго. Святыня эта принесена в город 17 июня и с той поры она поочередно бывала во всех приходских и монастырских храмах, а 10 августа находилась в Спасской церкви, откуда и предположен был вынос ея для обратного шествия в Воскресенский Мамай-Маджарский монастырь. Еще до начала звона к литургии небольшой храм Спаса был переполнен народом, так что мы вынуждены были просить полицию более не впускать людей из опасения за прочность лестницы и балок уже не нового храма. Собрались не только горожане, приведенные сюда желанием еще раз поклониться и облобызать особо чтимую святыню, но и жители станицы Новомарьевской (по преимуществу женщины), прибывшие в город, чтобы встретить и принять на свои руки икону; шествие ея по ранее объявленному расписанию, направлялось через эту станицу.

К концу богослужения собралось все городское духовенство, чтобы принять участие в крестном ходе при выносе иконы св. Михаила из города. Закончив литургию, Преосвященный Евгений, во главе всего городского духовенства вышел на облачальное место среди храма и перед иконой Страстотерпца, которую держали два диакона, начал молебен. Когда запели тропарь святому, Архипастырь благословил шествие. В преднесении хоругвей и запрестольных икон процессия во главе с о. ректором семинарии, при торжественном звоне колоколов во всех церквах города, не исключая даже армянской, направилась сначала по Большой улице, а затем поворотила к женскому монастырю. Несмотря на ветер и пыль, сопровождавших крестный ход, была не одна тысяча. У Ясеновского спуска городская процессия была встречена игуменией и сестрами монастыря, также с хоругвями и иконами. На месте встречи была совершена краткая лития Страстотерпцу. После поклонения святыне сопровождавшим духовенством, сестры приняли ее на свои руки и с пением направились сначала к своей обители, а отсюда к границам монастырской земли по дороге в ст. Новомарьевскую. Смотря на удаляющуюся святыню, не один из сопровождающих горожан осенил себя крестным знамением и подумал, приведет ли Бог еще раз встречать и провожать ее...

Время пребывания иконы в городе было, как и в прежние годы, временем особенного религиозного и молитвенного возбуждения горожан. Они с усердием посещали богослужения в тех церквах, где пребывала икона, приводили и приносили своих детей облобызать святыню, с особой верою и любовью притекали в нуждах и болезнях и, кто скажет, сколько духовного утешения, отрады, надежд, а может быть и чудной помощи разлито этой святыней для православного населения за короткое время пребывания ея. Да будет благословенна память о Преосвященнейшем Владимире, даровавшем городу и всему краю эту святыню, а с нею столько утешения и духовной пищи для истинно верующих православных.

На этом пути к монастырю икона св. Михаила, между прочим, будет в калмыцких степях, в поселке крещенных Князе-Михайловского миссионерского стана, храм которого – зачаток церкви Христовой среди кочевников – посвящен его святому имени. Да послужит это пришествие нетленных останков св. Князя, замученнаго предками кочевников, к славе Христова имени среди мрачного язычества, к утверждению Его святой церкви, ныне пребывающей в виде зерна горушична».

Маршруты перенесения иконы каждый год могли быть разными. К примеру, в 1896 году вынос иконы святого благоверного князя Михаила Тверского состоялся 2 апреля, а икона следовала по маршруту Новощербиновская - Старощербиновская - Ейск - Должанская - Камышеватская - Ясенская - Копанская - Новодеревянковская - Ставрополь. Т. е. маршрут в том году проходил практически по территории Кубанской области.

Под стать собору над вратами обители была выстроена величественная, трехъярусная колокольня с высокой шатровой крышей. Ее хорошо видно на хромолитографии Е. И. Фесенко, отпечатанной в Одессе с разрешения Цензора Санкт-Петербургского Духовного Цензурного Комитета архимандрита Климента, подписанного 24 марта 1898 года.

За пределами монастыря находилось ещё два храма. В 1906 году на средства монастыря была возведена церковь (без колокольни) во имя Святителя Николая Мирликийского на хуторе Сухая Буйвола (в одноименной балке - не путать с р. Сухая Буйвола, впадающей многими километрами выше от г. Святой Крест по течению реки Мокрая Буйвола) на земле, отведённой казной из владения трухменского приставства в Северо-Можарской даче. Храм (без колокольни) во имя Казанской Божией Матери был воздвигнут в 1911 году на пожертвованной монастырю вдовой Февронией Феодоровной Должик земле (Казанское подворье монастыря) в районе между современными сёлами Степное и Соломенское.

Монастырю также принадлежал участок земли с часовней на святом источнике «Топчиев Кладезь», названном в память о крестьянине, которому явился святитель Николай Чудотворец и указал на место расположения целительного ключа. Построена часовня была в начале XX века (в некоторых источниках указывается дата - 1910 год) в трёх километрах от села Отказного по желанию жертвователей местного сельского общества. Поселившиеся у часовни монахи Воскресенского монастыря вырыли себе кельи прямо в земле. На святом источнике было построено 3 купальни: одна мужская и две женские. С середины 30-х годов церковь была разрушена, но источник существует и поныне. Совсем недавно у него была сооружена современная часовня-киворий.

Количество монашествующих и послушников по мере строительства монастыря неуклонно росло. Если в 1882 году, когда обители шёл только третий год, проживало 17 человек: 5 монахов и 12 человек на испытании по документам, среди них 3 малограмотных, остальные умели читать, писать, петь на клиросе, то в 1888 году там проживало уже 45 человек: 6 монашествующих и 39 послушников. В 1892 году там было уже 14 монахов, 6 послушников, 40 человек на испытании и 62 «бельца» (миряне, жившие в монастыре). На конец 1916 года в обители насчитывалось 55 человек: 39 монашествующих и 16 послушников, в том числе в течение года один человек был пострижен в монахи и 10 приняты послушниками. Временами число людей, проживавших в обители, несколько увеличивалось за счёт священнослужителей, присланных «на воспитание» за нарушение своих обязанностей, ведение недостойного образа жизни и т. п., а также - мирян, совершивших административные правонарушения.

В бытность первым строителем монастыря иеромонаха Рувима были сооружены первые хозяйственные постройки, братская трапезная, заложены корпус с кельями для братии и саманный странноприимный дом - приют на 16 мест для малоимущих богомольцев - посетителей обители, завершённый уже при иеромонахе Кононе в 1886 году.

После кончины в сентябре 1888 года иеромонаха Конона в декабре настоятелем монастыря был назначен иеромонах Платон. При нем и последующих строителях продолжалось возведение корпусов обители и преумножалось обширное монастырское хозяйство.

Силами братии были возведены:

- настоятельский корпус с храмом (длиной 27 метров);

- шесть небольших корпусов (в основном - саманных) с кельями для братии (к 1916 году количество келий достигло пятидесяти);

- деревянная гостиница для привилегированных богомольцев на 13 мест, в 1892 г.;

- торговая лавка при церкви;

- кирпичный завод, изготовлявший кирпич исключительно для нужд обители;

- винодельный завод. Ягода собиралась на собственных виноградниках, вино большей частью уходило на собственные нужды монастыря - для совершения литургий и для использования в нарочитые дни, когда полагалось «утешение братии» по уставу;

- довольно большое производственное здание, в одном крыле которого располагалась мельница, а в другом - сапожная и столярная  мастерские.

Содержались кузня, конюшни, амбары, сараи, кладовые, базы. Имелись сады, виноградники, огороды и бахчи. Земля в излучине Кумы была плодородная, поэтому недостатка в огородных продуктах и в хлебе практически не было. Монастырь арендовал у общества города Святой Крест озеро Розовое, которое позволяло обеспечивать бесплатными рыбными блюдами не только братскую трапезу, но и посетителей монастыря.

В 1899 году за первой оградой монастыря была открыта школа грамоты, преобразованная резолюцией епископа Ставропольского и Екатериноградского Агафодора от 5 ноября 1900 г. в церковно-приходскую школу. Обучалось в школе около 50 учеников: 53 мальчика в начале ХХ века, 48 - в 1916 году. Здание школы - саманное, светлое, по числу учащихся вполне достаточное. В нём были также помещения для проживания детей из окрестных хуторов, где не существовало школ. Обитель кормила детей, давала всё нужное для них. Пребывание в школе было бесплатным, содержалась она за счёт монастыря и добровольных приношений благодарных родителей. Обучение велось по программе одноклассных церковно-приходских школ под руководством учителя, назначаемого Училищным Советом.

Больница была устроена (до 1903 года) в хорошем, сухом кирпичном здании, в котором имелось небольшое помещение для фельдшера и аптеки. Для больных была предназначена одна светлая и сухая палата, вмещавшая до десяти коек. А вот отдельного помещения для заразных больных в 1903 году ещё не имелось.

Богаделен в монастыре не было, но по состоянию на 1916 год в обители подготовили помещение для проживания десяти мальчиков, ставших сиротами во время Первой Мировой войны.

Средства на строительство как монастыря, так и храмов собирали посредством кружечного сбора и личных пожертвований. Со всех уголков Ставропольской и Черноморской епархии на нужды новой обители поступали средства. Жертвовали деньги в золоте, серебре и ассигнациях, изделия из драгоценных металлов, церковную утварь, книги. Дарили монастырю сады, виноградники, скот, дома, камень, лес и т. п. К 1916 году во владении монастыря было уже 1764 десятины земли. Из них 1355 десятин - общинная земля трухменского приставства, отведенная казной в 25 километрах севернее монастыря на Северо-Можарской даче, а 409 десятин - земля на территории Ставропольской губернии, в разное время пожертвованная или завещанная монастырю: в г. Святой Крест под монастырем и близлежащими садами, виноградниками (около 5 десятин), огородами и полями - 56 десятин, в Сухой Падине близ села Степное - 300 десятин, возле села Грушевского - 50 десятин, у села Отказного - 3,4 десятины.

По состоянию на 1916 год земля обители была следующих категорий:

- пахотная - 1640 десятин;

- сенокосы - 35 десятин;

- болотистая и негодная - 74 десятины;

- под лесом и под монастырем - 15 десятин.

Половина пахотной земли обрабатывалась самостоятельно (810 десятин), часть земель сдавалась в аренду (430 десятин за 5029 рублей в год) и 216 десятин обрабатывалось «исполу» (пополам с другими крестьянами).

Обитель также имела своё собственное поголовья скота, которое на конец 1916 года состояло из 20 лошадей, 120 голов крупного рогатого скота, 45 овец и 25 свиней. При этом по мобилизации в связи с Первой мировой войной у монастыря было уже взято скота на 9770 рублей.

Существенным источником денежных доходов монастыря за всю сорокалетнюю его историю были доходы от использования «имений». В 1899 году все доходы монастыря составляли 29167 рубля, в 1916 году - уже 40781 рубль. В предреволюционном году основным источником были как раз денежные доходы от «имений» - 39860 рублей, доходы от пожертвований составляли лишь 921 рубль.

В первые годы после Октябрьской революции монастырь ещё существовал как обычная церковь. Однако после завершения гражданской войны и окончательного установления советской власти в 1921 году он был упразднён, а процветающее хозяйство разграблено и разрушено. Затем были вскрыты мощи князя Михаила Тверского.  В начале 1930-х годов была разрушена и главная святыня монастыря - собор Преображения Христова. Из монастырских построек до наших дней сохранилось всего несколько зданий - бывшие жилые и хозяйственные постройки.

Летом 2013 года епископ Георгиевский и Прасковейский Гедеон начал переговоры с руководством Ставропольского края и администрацией Будённовского муниципального района о передаче Георгиевской епархии части земель, некогда принадлежавших Воскресенскому Мамай-Маджарскому монастырю. Историческая справедливость должна восторжествовать, а это произойдёт, когда разорённая монашеская обитель будет возрождена. 

 

ПРИЛОЖЕНИЯ

 

Приложение № 1

Настоятели Воскресенского Мамай-Маджарского мужского монастыря:

апрель 1879 - апрель 1882 - иеромонах Рувим (в миру Алексей Банников)

май 1882 -  сентябрь 1888 - иеромонах Конон (в миру Кирилл Гумедов, † до апреля 1889 г.)

декабрь 1888 - ноябрь 1891 - иеромонах Платон

1892 - май 1896 (определение Священного Синода от 3-13 июля 1896 г.) - иеромонах Иннокентий

июль 1896 - 1909(10) - иеромонах, а затем игумен (с 1903) Геннадий

1910 - игумен Мартирий

1910 - 1913 - вакансия (с 1911 - заведующий - иеромонах Леонид)

1913 - 1914 - иеромонах Леонид

1914 - 1916 - архимандрит Антоний

1916 - 1917 - иеромонах Илиодор

1918 - 1919 - иеромонах Нектарий

Приложение № 2

Список монахов Воскресенского Мамай-Маджарского монастыря, рукоположенных в священнослужители с 1903 по 1917 год:

1.   казначей – иеромонах Илиодор (Илларион Яковлев);

2.   ризничный – иеромонах Нектарий (Никита Марьяш);

3.   иеромонах Иаков (Иоанн Козюба);

4.   иеромонах Исидор (Иоанн Старченко);

5.   иеромонах Герасим (Георгий Карпеченко);

6.   иеросхимонах Андрей (Андрей Протопопов);

7.   иеромонах Антоний (Стефан Пасечный);

8.   иеромонах Евфросин (Емельян Одумченко);

9.   иеромонах Иосиф (Иаков Бокорев);

10. иеромонах Александр (Андрей Монастырский);

11. иеромонах Иустин (Иоанн Батюшкин);

12. иеромонах Феоклит (Феодот Курочка);

13. иеромонах Мартемьян (Марк Климко);

14. иеромонах Пимен (Петр Шевченко);

15. благочинный иеродиакон Арон (Андрей Оголенко);

16. иеродиакон Александр (Евфимий Ткаченко);

17. иеродиакон Каллист (Карл Сычев);

18. иеродиакон Самуил (Феодор Рязанов);

19. иеродиакон Алипий (Артемий Анищенко);

20. иеродиакон Иринарх (Иоанн Чередниченко);

21. схимонах Василий (Василий Алмазов);

22. монах Пантелеимон (Роман Сморктевский);

23. монах Власий (Василий Волобуев);

24. монах Софроний (Максим Полетаев);

25. монах Иов (Иаков Некольченко);

26. монах Кифа (Климент Щердина);

27. монах Серафим (Сергей Сиволобов);

28. монах Епифаний (Епимах Агафонов);

29. монах Леонид (Лаврентий Пузырь);

30. монах Герман (Феодор Костомаров);

31. монах Ипатий (Иоанн Кородкин);

32. монах Герасим (Григорий Романчук).

Также в разное время архивными документами были зафиксированы другие насельники Воскресенской обители:

- монах Михаил, умерший 10 января 1896 года;

- иеромонах Иоанн, награжденный в 1896 году по резолюции архиерея набедренником за особенную заботливость об украшении Воскресенского монастыря;

- иеромонах Макарий (1903 г.);

- благочинный иеродиакон Аарон (1916 г.).

Приложение № 3

Расположение Воскресенского Мамай-Маджарского мужского монастыря

на карте Ставропольской губернии 1896 года:

 

Приложение № 4

Извлечения из монастырского синодика начала ХХ века.

Пелагия Масалкина - крестьянка с. Покойного, пожертвовавшая небольшой виноградный сад.

Феодора Меркулова - крестьянка с. Прасковеи, передавшая в собственность виноградный сад и лесную рощу.

Матвей Егорович Ларионов - крестьянин сельца Лавровского Козельского уезда Калужской губернии, пожертвовавший виноградный сад и рощу при нем из дубовых, ясеневых и тополевых деревьев.

Прасковья Арефьевна Кулишева - вдова-казачка, пожертвовавшая большую ценную икону Богоматери Афонского письма.

Преосвященный Герман (Осецкий), пожертвовавший полный круг богослужебных книг.

Михаил Рудаков - крестьянин с. Покойного, пожертвовавший колокол весом 42 пудов 12 фунтов.

Григорий и Анна Куровы - крестьяне с. Прасковеи, купившие для храма бронзовый запрестольный семисвечник; также гробницу с изображением Воскресения Христова, две хоругви и два кресто на 600 рублей.

Дмитрий Иванович Смирнов - купец г. Святой Крест, купивший за свой счет серебряный с позолотой потир с принадлежностями.

Мария Латышева - вдова, пожертвовавшая серебряный с позолотой чеканный ковчег весом до 8 фунтов.

Иван Кузьмич Лазутин - крестьянин с. Прасковеи, пожертвовавший икону Богоматери величиной более метра, Афонской работы, стоимостью 400 рублей и давший деньгами на устройство соборного храма 1 200 рублей.

Ирина Вукалина - крестьянка с. Покойного, купившая за свой счет колокол весом 15 пудов и пожертвовавшая деньгами 250 рублей.

Андрей Никифорович Кисилев - купец г. Георгиевска, пожертвовавший серебряный с позолотой ковчег весом 2 с четвертью фута.

Пелагия Сукачева - крестьянка, пожертвовавшая 500 рублей облигациями Восточного займа.

Ирина Уколова - крестьянка с. Покойного, пожертвовавшая 100 рублей на постройку здания для бесприютных сирот и на постройку нового храма.

Отец Макарий - иеромонах обители, пожертвовавший на соборный храм 500 рублей облигациями Восточного займа.

Иван Петрович Образцов - отставной чиновник, пожертвовавший на постройку здания монастырской школы 700 рублей.

Февронья Феодоровна Довжик - крестьянка Таврической губернии, завещавшая в вечное владение монастыря 300 десятин прекрасной пахотной и сенокосной земли. 

Также в разное время были зафиксированы следующие пожертвования в пользу Воскресенского монастыря:

Петр Кирнозов - крестьянин с. Правокумского, подаривший виноградный сад площадью 1,4 десятины и мукомольную водяную мельницу о трех поставах (1889 г.).

Андрей Богомазов - отставной унтер-офицер, подаривший виноградный сад 0,85 десятин (1889 г.).

Максим Распопов - послушник монастыря, крестьянин Воронежской губернии, подаривший виноградный сад на землях Прасковейского общества площадью 0,75 десятин (1889 г.) ценой в 450 рублей.

Василий Николенко - житель с. Прасковеи, подаривший виноградный сад на землях Прасковейского общества площадью 0,95 десятины (1889 г.) ценой в 250 рублей.

Упоминались в синодике также общества селений Прасковейского, Архангельского и Покойного, приговорами которых монастырю было пожертвовано большое здание волостного правления.

Епископ Георгиевский и Прасковейский Гедеон (Губка)
Иерей Владимир Шалманов 
Михаил Гладковский